Супруги Лещински отказались от родительских прав в обмен на условный срок.


Четыре года условно для семьи Лещински. Приговор известен, но формально озвучат его в июле. Тогда же Стивен и Эдельвина поставят подписи под документом об отказе от родительских прав. Это главное условие судьи. Ане, Саше и Оксане, удочеренным шесть лет назад в Минеральных Водах, найдут в Америке новых родителей.

Лещински решились на сделку с правосудием только через год после громкого ареста, до сего дня пытаясь доказать свою невиновность. Но показания свидетелей, самих девочек и медиков, зафиксировавших синяки, травмы и даже деформацию руки у младшей из сестер, не позволят больше семейной паре воспитывать этих детей в гладиаторской манере.

Сделка со следствием – это, в принципе, контракт между обвинением и обвиняемым, в котором подсудимый признает, что виновен по ряду обвинений и в обмен на это получает послабление при вынесении приговора. Это очень распространенная в США процедура. Примерно 90 процентов криминальных дел решаются путем заключения такой сделки.

Во избежание тюремного срока Эдельвине и Стивену пришлось признать все четыре эпизода жестокого обращения с девочками 15, 13 и 12 лет, на которых настаивала прокуратура.

Старшую из сестер мать заставила пробежать 70 километров за три дня, только за то, что приемная дочь медленно жевала пищу. Аню, Сашу и Оксану принуждали сотни раз отжиматься, подкладывая под бедра доски с гвоздями, по 40 минут стоять на кулаках, на голове и бить друг друга по лицу.

Родственники и церковная община городка Ловленд оправдывали Лещински тем, что они таким образом прививали сестрам любовь к спорту.

«Они марафонцы, потому и бегают», — не согласен с обвинениями брат Эдельвины Лещински Кристобальт.

Однако у соседей супружеской пары иное мнение. «Это всегда выглядело странно… как насилие», — рассказывает Дэннис, соседка семьи Лещински.

За непослушание средней приемной дочери Эдельвина 21 января запустила в голову лыжным ботинком. Девочка пришла в школу с синяком, и учителя вызвали полицию. Вскоре опекунские службы временно передали детей приемному деду, а на супругов завели уголовное дело.

Если бы сделка со следствием не состоялась, то, вероятно, Лещински получили бы реальные тюремные сроки. Но тюрьме они предпочли свободу и полный запрет на общение с теперь уже бывшими приемными детьми.

Судя по материалам дела, Стивен Лещински редко сам инициировал жестокие наказания. Чаще наблюдал за тем, как над сестрами издевается жена. Но однажды и сам запретил приемной дочери выходить на улицу, пока она не отожмется 3600 раз.

Аня, Саша и Оксана супругов Лещински больше не увидят. Однако суд не запретил Эдельвине и Стивену усыновлять других детей. А они вряд ли захотят жить одни.

Что еще пишет Мария

Обсуждение

4 комментария

Прокомментировать

Комментарии

  • Асенька
    почему им не запретили усыновлять??? беспредел!

  • Вот уроды!!! Сажать таких надо!!! А им еще и усыновлять не запретили!!! Найдут себе другиую жерту, и опять понесется!!! Но думаю, что на это раз они не будут допускать того чтобы это увидели другие...
  • да